Российский трикотаж — лучший в мире или «один из самых паршивых»?

Как это не удивительно покажется на первый взгляд, тема конкурентоспособности российских товаров и перспектив нашего несырьевого экспорта находится в сфере внимания не только отечественной журналистики. Немало об этом пишут и «наши западные партнёры», как принято их называть. Вот, к примеру, как характеризует структуру российского экспорта известное немецкое издание «Die Welt» в статье, посвящённой вопросу — вероятна ли наземная операция ВС России в Сирии:

«У России больше нет другого экспортного товара, кроме крови собственных солдат».

Так вот лаконично и афористично сформулирована оценка нашего экспортного потенциала! Можно, конечно, о многом напомнить редакции этого достойнейшего издания. В частности, о том, что до сих пор основные американские ракеты-носители «Атлас-5» поднимаются в воздух исключительно благодаря тому, что в них установлен жидкостный ракетный двигатель РД-180 производства… российской (о, ужас!) компании «Энергомаш имени академика В. П. Глушко». Вот ведь какая незадача, ну ни на чём другом американские спутники на орбиту не выводятся! Известно ли это редакции уважаемой «Die Welt «? Наверняка известно. Ну, да Бог им судия.

[перспективные разработки, культура, производство, экспорт]

Другие издания менее лаконичны и не столь афористичны. Вот, к примеру, как характеризуется нынешний российский экспортный потенциал (в статье о роли России в мировом развитии) на портале Информационного центра НАТО:

«За исключением некоторых минеральных ресурсов (и отчасти оружия) у Москвы нет ничего позитивного, что она могла бы предложить миру, и пока, подобно КНДР, она не начинает угрожать миру, привлечь интерес мира к себе ей нечем. А учитывая убыль квалифицированной рабочей силы, недофинансирование науки и возвращение к приоритетной ориентации на потребности ВПК, у России так ничего привлекательного для мира и не появится».

Ну что ж, с этим тоже можно поспорить. Даже мне, россиянину из глубинки, делающему свой «малый бизнес» в провинциальном Челябинске, есть что возразить авторам этого корявого афоризма. Мне, директору маленькой челябинской «ООО-шки», специализирующейся на монтажных работах и выпуске трикотажных изделий, именно из стран НАТО шлют письма, явно опровергающие вышепроцитированный пассаж натовских «аналитиков»:

— Hello dear Mr Seraphim, I’ve seen your creations and I think they’re absolutely amazing!!! I live and work in Paris, and I would like to know where, in Paris, may I find your wonderful knitwear?! Thank you very much and once again, congratulations for your beautiful creations! Fiona

Перевод:

Здравствуйте, уважаемый мистер Серафим, я увидела Ваши творения и я считаю, что они абсолютно изумительны!!! Я живу и работаю в Париже, и я хотела бы знать, где, в Париже, я могу найти Ваш дивный трикотаж?! Спасибо Вам большое и еще раз поздравляю Вас с такими прекрасными творениями! Фиона

— Dear Alexander, Your designs are great!!! Where do you your shows?! Are you sometimes in middle Europe or somewhere, I would like to meet you and see your stuff in real?! Or are there shops somewhere nearer to Austria where you sell these stunning garments?

Перевод:

Дорогой Александр, Ваши модели великолепны!!! Где проходят Ваши шоу? Вы бываете в средней Европе или где-то поблизости, можно ли где-то посмотреть ваши вещи вживую?! И есть ли магазины где-либо вблизи Австрии, где продаются эти потрясающие вещи?

— Alex, What wonderful designs, they took my breath away!!! I believe that you are seriously undervaluing your own talent! With your gift you should be one of the top designers creating garments today! You should be selling at «Barneys» New York!

Перевод:

Алекс, какие чудесные модели, у меня даже дух захватило!!! Я полагаю, что вы серьезно недооцениваете свой талант! С Вашим дарованием Вы должны быть одним из ведущих дизайнеров нашего времени! Вы должны торговать в сети «Barneys», Нью-Йорк!

— Alexander, your designs are STUNNING, breath taking and alluring! You should move to the US and design couture for entertainers — you’d be a big hit there! Just on an average from looking at your designs through email images on a rough estimate I feel within the first half a year your designs would bring you anywhere from 1 million to 3 million USD (U.S. Dollars). That is along with marketing, promoting and distributing it in the correct way!

Перевод:

Александр, ваши модели ПОТРЯСАЮЩИ, от них захватывает дух! Вам следовало бы приехать в США и одевать звёзд — Вы бы были там большим хитом! Глядя на фото Ваших моделей, по приблизительной оценке, я думаю, что в первые полгода они бы принесли Вам где-то от 1 млн. до 3 млн. долларов США. Это за вычетом рекламы, маркетинга и дистрибьютинга!

Ну, и в таком духе… Причём, несмотря на то, что конечно же лестно всё это читать, и на то, что кое-какими достоинствами наш трикотаж действительно обладает, главной причиной того, что потенциальные покупатели нашей продукции из стран ЕС и США так эмоционально отдают ей предпочтение, являются не какие-то сверхдостоинства нашего трикотажа, а то, какой «новизны» и какой «креативности» трикотажную продукцию предлагают жителям Евро-Атлантики их местные производители. Мы привыкли к мысли о том, они, наши «западные партнёры», там, у себя на Западе, очень многое в сфере потребительских товаров производят с выдающимся качеством и на основе передового, креативного дизайна (смартфоны, автомобили бизнес-класса, обувь, наручные часы, мебель и т. д.и т. п.). Логично предположить, что таких же впечатляющих успехов они достигли в дизайне и производстве трикотажа.

Что ж, предлагаю полюбоваться несколькими примерами:

Слева: мужской джемпер из американского журнала мод 1943-го года; фото справа: из британского журнала мод 2015-го года.

Слева: мужской джемпер из французского журнала 1961-го года; фото справа — из британского журнала 2015-го года.

Слева: дамский свитер из итальянского журнала мод 1958-го года; фото справа — из немецкого журнала 2015-го года.

Левое фото хорошо известно всем, кто увлечён разгадкой одной из самых таинственных трагедий в истории России, на нём — Игорь Дятлов, лидер группы туристов, погибшей в полном составе при загадочных обстоятельствах на Горе Мертвецов зимой 1959-го года (фото сделано за два дня до трагедии). На правом фото — трикотажная шапочка «Christmas Snowflake», хит зимнего сезона 2015-2016 г. г. в Европе и США.

Слева: кофточка расшитая цветочками из британского журнала 1940-го года; справа — дамский свитер от Valentino, продающийся в наши дни по цене $ 2990 на онлайн ресурсе сети бутиков Barneys (ведущей в США по торговле люксовой одеждой).

Кстати, коль уж упомянул Валентино, предлагаю взглянуть на несколько примеров высших достижений трикотажной промышленности Италии (наши дни):

Кардиган от Valentino, декорированный сердечками и надписью «Лямур», 2015 г., розничная цена — всего 4880 долларов США.

Свитер от Версаче, 2015 г., розничная цена этого шедевра — 1750 Евро.

Свитшот «Зебра» (почему-то одноглазая) от Армани, 2015 г.

По моему субьективному мнению, такие кофточки, свитера и кардиганы, с таким незатейливым и тривиальным декором, у нас в России-матушке уже не разрабатывают даже дипломницы на факультете дизайна одежды при каком-нибудь техникуме лёгкой промышленности в Верхней Пышме или Нижней Салде. А если всё-таки такое случается,…


…дипломницы подвергаются суровой критике экзаменационной комиссии — за не творческий подход, некомпозиционность и неоригинальность.

Близкая «картина» и в Париже, столице мировой моды, несмотря на то, что именно в Париже базируется Дом моды Сони Рикель, которая на протяжении последних 35 лет удерживает титул «королевы мирового трикотажа». И в мире моды является постулатом, что трикотаж от Рикель — это высший пилотаж трикотажного искусства, самое передовое и креативное достижение Евро-Атлантической цивилизации в сфере производства верхнего трикотажа.

Ну что ж, полюбуемся на трикотажные шедевры от Сони Рикель 2015-го года:

Революционно креативный дизайн, ничего не скажешь… И качество отделки просто завораживает!

Для меня эта странноватая ситуация — ситуация необъяснимого творческого застоя, сложившаяся в сфере трикотажного производства в Западном полушарии — далеко не «новость». Как-то, более 20-ти лет назад, моя жена вознамерилась связать себе «что-нибудь новенькое» и по этому случаю купила свежий номер немецкого журнала «Верена», специализирующегося на трикотажных изделиях. Жена долго листала журнал, пытаясь выбрать что-то конкретное, но окончательный выбор у нее самостоятельно не вырисовывался, и она попросила меня поучаствовать. Как только я начал листать это глянцевое издание, я вспомнил, что накануне, будучи в гостях у старого друга, листал приобретенный им на днях альбом, посвященный истории мировой фотографии. Среди ранних цветных фотографий, представленных в альбоме, была одна, кажется, 1912 года, запечатлевшая группу счастливых, разрумянившихся лыжников где-то в Альпах. Они стояли на фоне заснеженных елей — одни дамы в кофточках, декорированных вышитыми на плечах и груди розочками, другие — в свитерах с горизонтальными фризами, состоящими из снежинок или из чередующихся фольклорных крестиков и ромбиков, третьи — в однотонных джемперах, украшенных объемными вертикальными косами. Глядя в «Верену» 1993 года, я был потрясен. Именно это, один в один — и розочки, и снежинки, и крестики-ромбики, и «косы» — я видел в журнале, выпущенном спустя 81 год после той альпийской фотосессии. Кстати, с тех пор прошло еще 22 года, а много ли изменилось? И уж поистине бессмертными оказались пресловутые северные олени, пробегающие в жаккардовом узоре по груди свитеров и пуловеров. Впервые они появились на страницах модных журналов начала 20-х гг. прошлого века, в 1941 году отметились в культовом киномюзикле «Серенада солнечной долины», и до сей поры украшают витрины трикотажных бутиков и рубрики «новинки зимнего сезона» в журналах по вязанию.

Слева: фото из немецкого журнала мод 1949-года; справа: фото из немецкого журнала 2015-го года.

Все мы являемся свиделелями того, что с каждым десятилетием основательно и зримо меняется так называемый «стайлинг» — общий вектор дизайна всех предметов быта, окружающих человека, одежды, техники, механизмов и зданий, но почему-то дизайн трикотажа на Западе, основные художественные и графические элементы его декорирования, каким-то невероятным образом законсервировались на десятки лет. И объяснения этому нет…

Впрочем, иногда, весьма нечасто, но кое-что «новенькое» в трикотажных коллекциях производителей ЕС и США всё же появляется. Но не за всеми этими новациями, к сожалению, можно признать абсолютную новизну. Приведу наглядный сравнительный пример — продукции, производившейся нами, в уральском городе Челябинске, с продукцией ведущего европейского бренда:

На двух фото вверху — трикотаж А. Серафимова, 1998 г., опубликован в Интернете с 1999-го года; на двух фото ниже — свитер «тигр» из коллекции 2012 г. британского трикотажного гиганта «JOSEPH».

Ещё несколько сравнений:

Слева: трикотаж Александра Серафимова (Челябинск, Россия) 1996 г.; справа — вязаная вещица трикотажного гиганта Krizia (Милан, Италия), коллекция 2012 года.

Слева: «Nikon» Александра Серафимова, Россия, 2001 г., опубликован в Интернете с 2003 года; справа — «Nikon» от «Cherry», Сингапур, авторское право оформлено в 2009-м г.

Слева: «Барс» Александра Серафимова (Челябинск, Россия), 1996 г., опубликован в Интернете с 1998 года; справа — «Тигр» от Сони Рикель, «королевы мирового трикотажа» (Париж, Франция), 2015 г.

«Висящие» персонажи впервые появились на трикотаже Александра Серафимова в 1994-м году. В течение почти 20 лет, до осени 2013-го года, никто на эту его дизайнерскую идею не «посягал», слишком уж узнаваемой она была. Но всему когда-то приходит конец. Слева: «Висящий лори» от Александра Серафимова, Россия, 2003 г.; справа — «Висящая кошка» от «HugstoGo», 2013 г.

Чем больше знакомишься с высшими «достижениями» европейской и американской трикотажных отраслей, тем больше укрепляешься в мысли: насколько же наша «варварская» Россия превосходить Запад в трикотажном творчестве и инновациях!

Но потребителям и специалистам на Западе ещё предстоит в этом убедиться.

Пока что даже некоторые из высших специалистов этой отрасли производства пребывают в сладостном неведении. Как-то одна американская журналистка понесла фотографии моего трикотажа президенту процветающей трикотажной компании со штаб-квартирой в Нью-Йорке. Она уже брала однажды у него интервью, и решила «по знакомству» наладить, так сказать, наше сотрудничество с этим трикотажным гигантом. Результат визита ошеломил её, да и меня тоже. Сперва президент, тасуя фото, изумлённо и восхищённо вздыхал, потом спросил: «Чьё это?! Кто это производит?». Услышав в ответ: «один русский дизайнер», он помрачнел, отложил фотографии и сказал журналистке, сочувственно на неё глядя: «Дорогая моя, неужели ты так наивна? Ведь это же совершенно очевидно, что тебя дурят! Я сорок лет держу руку на пульсе трикотажной индустрии нашей планеты. Я знаю во всех тонкостях, деталях и ассортименте — какой трикотаж производится, к примеру, в Исландии, какой в Новой Зеландии, в Словакии, Уругвае или Бангладеш. Поверь мне, русский трикотаж — один из самых паршивых в мире! Это (он ткнул пальцем в фотографии) однозначно не могло быть сделано в России! Исключено! Никаких сомнений. Этот твой русский — мошенник, он наверняка скачал изображения с сайта какого-то начинающего и пока неизвестного мне талантливого дизайнера, скорее всего француза или итальянца, и выдаёт их за свои!».

Переубедить его журналистке не удалось…

Трикотаж Александра Серафимова прошлых лет (часть моделей оснащена новым видом застёжки для одежды, изобретённой в «суровом» российском городе Челябинске, которая оказалась юбилейной — ранее человечество за 60 тыс. лет, что люди одеваются, изобрело всего 9 способов застёгивания одежды):

http://ahier.ru/

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *